ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА, СПАСИ НАС!

Русская Православная Церковь. Новосибирская епархия
Газета прихода в честь Покрова Пресвятой Богородицы
и епархиального отдела по взаимодействию с Воружёнными Силами

«Покровский благовест», №3

ПО СВЯТЫМ МЕСТАМ 

Дивное Дивеево

Долгожданной и желанной была новая встреча с Дивеевской обителью — я не был здесь уже полтора года. Яркими впечатлениями от перемен в своём облике порадовал меня монастырь. Три дня, проведённые здесь, одарили душу благодатными переживаниями. Впечатлениями от увиденного, услышанного и прочувствованного я и хотел бы поделиться с читателями "Покровского Благовеста" в своём небольшом рассказе.
Тот, кто раньше бывал в обители преподобного Серафима, при новом посещении сразу заметит — изменился её хорошо знакомый, запоминающийся силуэт. К громадам двух величественных соборов и вертикали колокольни добавился изящный абрис восстановленной Казанской церкви. В советское время была разрушена верхняя часть Казанского храма. Но уцелела его нижняя часть, перекрытая двускатной кровлей. Сейчас восстановленный храм предстаёт взору во всей своей красе, сияя на солнце светлым золотом куполов.
Полным ходом идет внутренняя реконструкция главного храма обители — Свято–Троицкого собора. Восстанавливаются стеновые росписи, обновляется иконостас. До последнего времени Троицкий собор, как огромный драгоценный ларец, хранил великую святыню — святые мощи преподобного Серафима Саровского.
Сейчас мощи батюшки Серафима перенесены из Троицкого собора в Казанский храм. В Казанском храме, по–домашнему уютном, батюшка Серафим стал как–то ближе и доступнее. Стало проще подойти к раке святого угодника Божия. Здесь уже нет многочасовых очередей. Может оттого, что зимой меньше паломников? А может, и оттого, что теперь многолюдные продолжительные монастырские богослужения, когда доступ к мощам бывал часто закрыт, совершаются в другом соборе. Настенная роспись храма, выполненная в живописной манере очень тонко и с большим вкусом, напоминает о связи преподобного с его обителью. Фрески, представляющие собой сюжеты из жизни батюшки Серафима, рассказывают об организации им Дивеевской общинки.
Завершены работы по восстановлению Канавки Божией Матери — особой святыни Серафимо–Дивеевского монастыря, его "духовных стен". Через эти стены, по выражению преподобного, не сможет перескочить антихрист. Это значит, что дух антихристов, дух отступления от православной веры, не проникнет в обитель до скончания времён. Так объяснял слова батюшки Серафима другой святой Серафим — священномученик епископ Серафим (Звездинский). Он жил в Дивеево перед разгоном монастыря. Канавка — это земляной вал высотой более двух метров, вдоль которого тянется глубокий ров. По верху Канавки сёстрами совершается ежедневный крестный ход с иконой Божией Матери и обязательным чтением молитвы "Богородице Дево..." сто пятьдесят раз. Такое правило заповедал преподобный Серафим своим "сироткам", прибавляя: "Кто по этой Канавке пройдет, да сто пятьдесят раз "Богородице Дево..." прочтёт, тому здесь и Иерусалим, и Афон, и Киев будет. Ведь сама Царица Небесная Своими стопочками по ней проходила!". Видел Пресвятую Богородицу, идущую по Канавке, и владыка Серафим, проживавший в корпусе за Канавкой. Произошло это после совершения им всенощной под Сретение 1 февраля (стар. ст.) 1927 года в своей келлии. "Пречистая Дева Богородица идёт по Канавке, не могу зреть пречудной Её красоты и неизреченной милости",— восклицал владыка, бросаясь от одного окна к другому,— вспоминала его келейница.
С восточной стороны Канавки реконструирован двухэтажный деревянный корпус монастырской богадельни. Ещё совсем недавно старый, находящийся в аварийном состоянии, он был густо населён. Проживали в нём, по типу большой коммуналки, обычные сельчане. Нередко проходя по Канавке мимо этого дома, можно было услышать и громкий разговор с крепкими выражениями, и песни, и детский крик, и семейную перепалку. Это очень мешало сосредоточенной молитве. Хотя было понятно — здесь живут простые люди. Сейчас все жильцы переселены в новые, благоустроенные квартиры, выстроенные для них тщанием попечительского совета Серафимо–Дивеевского монастыря.
Отреставрирован и открыт для паломников домик Паши Саровской (блаженной Параскевы Дивеевской). Теперь здесь располагается паломнический центр монастыря. Раньше центр находился в игуменском корпусе — большом, голубом деревянном здании слева от колокольни. В нем останавливался император Николай Второй со своей семьёй, когда посещал Дивеево во время Саровских торжеств в 1903 году. В первый же вечер мы (я путешествовал с родной сестрой Катей) отправились туда для получения талончиков на питание, но игуменский корпус оказался закрыт на ремонт. Рабочие стучали на крыше молотками, устанавливая новые стропильные балки. Были видны следы недавнего пожара... Позже сёстры рассказывали, что чердак игуменского корпуса загорелся в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Возгорание быстро переросло в большой пожар, угрожавший всему строению. Такой, что понадобилось даже вызывать дополнительные пожарные машины из ближайших населённых пунктов. Полностью выгорели чердак и кровля. Удивительно, что при этом остался не тронутым огнём жилой этаж деревянной постройки. Пламя удалось остановить только на подступах к домовой церкви святой равноапостольной Марии Магдалины.
Теперь хочу остановиться на одном событии, которое оставило особый след в душе. Это событие — изнесение святых мощей блаженных Пелагии, Параскевы и Марии Дивеевских для общенародного поклонения. Оно состоялось в канун празднования памяти прп. Серафима, утром, после Божественной литургии в Казанском храме.
Дивные угодницы Божии Дивеевские блаженные недавно были прославлены в лике святых. Тяжелейший, сверхчеловеческий подвиг юродства Христа ради несли они в своей жизни. Многие годы, десятилетия зимой и летом в одних лохмотьях жили на улице, питались скудным подаянием или лесной зеленью, терпели издевательства и побои от своих и чужих. Зато своим подвигом стяжали многочисленные духовные дары. Самый яркий из которых — дар пророчества, прозорливости. Этим даром ведения будущего и человеческих душ блаженные приближались по духу к преподобному Серафиму. Они приняли от преподобного по преемству попечение о его "сиротах". Блаженную Пелагию батюшка сам напутствовал словами: "Иди, матушка, иди немедля в мою–то обитель, побереги моих сирот–то; многие тобою спасутся; и будешь ты свет миру". Блаженная Параскева, прожившая тридцать лет в землянке в Саровском лесу, пришла в Дивеево на смену Пелагии, духом предузнав её скорую кончину. Пашу (Параскеву) Саровскую сёстры, духовно окормляясь у неё, любовно называли "маменькой". О блаженной Марии Паша, предчувствуя свою кончину, говорила близким: "Я ещё сижу, а другая уже снуёт. Она ещё ходит, а потом сядет". Давая понять, кого она видит своей преемницей. Так и тянулась ниточка благодатного духовного преемства, пока не оборвалась со смертью последней блаженной в 1931 году.
Сёстры нам рассказывали, что в день открытия святых мощей блаженных летом прошлого года совершались исцеления. Вот один из случаев. Монастырский водитель незадолго до прославления сильно ушиб грудную клетку. Рёбра болели так, что тяжело было двигаться. После обретения мощей он приложил к больному месту землю с могилки блаженной Параскевы и перевязал, как компресс. Через какое–то время он неожиданно для себя осознал, что двигается совершенно свободно, а ушибленное место не болит! Сёстры с улыбкой вспоминали о том, как чудесно исцелённый буквально скакал от радости, всем рассказывая о своем исцелении.
Обретенные мощи новопрославленных святых до перенесения в Казанскую церковь находились в храме Рождества Христова. Там они были доступны для поклонения лишь сёстрам обители. Вход для паломников в Христорождественский храм был закрыт. По милости Божией, нам с Катей посчастливилось побывать на сестринской литургии в этом храме накануне дня перенесения святых мощей.
Тишина в небольшом храме была необычайная. Сёстры стояли всю службу не шелохнувшись. На нас, пришедших не к началу службы, никто даже не взглянул. Не было ни одного укоризненного или удивлённого взгляда, не говоря уже о слове: что здесь делают посторонние? Умилительное, тихое пение сёстрами антифонов трогало душу и согревало сердце. Когда запели "Блаженны" уже невозможно было сдержать слез. Сердце умилялось от внезапного осознания того, что три эти великие подвижницы наиболее полно явили своей жизнью блаженство исполнения заповедей Христовых. Что это именно о них — нищих, плачущих, алчущих, гонимых, презираемых в мире сем, поёт сейчас Церковь: "Радуйтеся и веселитися, яко мзда ваша многа на небесех!"
В день празднования памяти преподобного мне посчастливилось послужить раннюю литургию в Казанской церкви. Предстоял престолу (в день своих именин) дивеевский иеромонах отец Серафим. Сослужил ему архидиакон отец Иов. Кроме меня больше никого из желающих сослужить раннюю отцу Серафиму не оказалось... Объяснялось это просто. Дело в том, что мощи батюшки Серафима на праздник были перенесены в просторный Преображенский собор. Там служилась ночная и поздняя, архиерейская, литургии. Естественно, что приезжее священство, гости обители хотели помолиться в такой день у мощей преподобного. Я же мечтал послужить именно в Казанской церкви, к которой как–то сразу прильнула душа. Ведь вся история обители была связана с этим храмом. У паперти этого храма — тогда ещё деревянного — основательнице и первоначальнице Дивеевской общинки матушке Александре было явление Божией Матери. Царица Небесная сказала, что именно это место Она берёт в Свой четвёртый и последний удел, после Иверии, Афона и Киева. Здесь молились первые её насельницы — современницы преподобного Серафима. Здесь много лет служил у престола протоиерей Василий Садовский — родоначальник славной династии дивеевского священства. С этим храмом связаны и последние, грозные обетования преподобного о конце времён. А батюшка Серафим, рассуждал я, незримо присутствует в каждом уголке обители, особенно в "свой" день. Поэтому я с радостью, как благословение свыше, воспринял предложение послужить здесь. Ещё одно обстоятельство влекло меня в Казанский храм — близость только вчера перенесённых сюда мощей Дивеевских блаженных. Во время совершения проскомидии батюшка Серафим послал небольшую радость — неожиданную встречу со знакомым дивеевским священником отцом Анатолием (он в этот день исповедовал в Казанском храме). Мы тепло поприветствовали друг друга. Неспешно потекла тихая служба под благоговейное монашеское пение. Причастников оказалось много, причащали из трёх чаш. Для помощи пришлось привлечь одного из исповедующих священников. После целования Креста и потребления Святых Даров Господь коснулся сердца особо тёплым чувством благодарности Ему и Пречистой Владычице за возможность быть здесь, за всё происшедшее с нами в эти святые дни.
Я вышел на улицу, под мелкий моросящий дождик, какой бывает в это время года на Нижегородчине, и пошёл к Преображенскому собору. Там начиналась архиерейская литургия, там сейчас находилась моя сестра. Входить я не стал, а остался стоять на площади перед храмом: служба транслировалась через громкоговорители. Мне некуда было спешить. Хотя моросил дождь, но было не холодно, а, напротив, как–то уютно. В душе разливалось внутреннее тепло. Ощущение вседовольства охватывало душу. Не хотелось никуда идти, даже присесть после долгой службы. Хорошо было просто стоять и внимать своему сердцу. Я даже подумал, что, возможно, так чувствуют себя блаженные. А сердце твердило: "Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе!"
Сегодня мы покидали дивное Дивеево.

Иерей Вячеслав Шуберт.

| к началу статьи | к предыдущей статье | к следующей статье | на главную страницу |