Интернет магазин Тут Посуда: сковороды 30 см с доставкой по Москве.

ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА, СПАСИ НАС!

Русская Православная Церковь. Новосибирская епархия
Газета прихода в честь Покрова Пресвятой Богородицы
и епархиального отдела по взаимодействию с Воружёнными Силами

«Покровский благовест», №2

СЛОВО ПАСТЫРЯ 

Неделя о мытаре и фарисее

Лк., 89 зач., XVIII: 10—14

"Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!"
Этими словами Святая Церковь напомнила нам, что мы почти вплотную приблизились к особому периоду нашей жизни — Великому посту.
Короток наш век, скоротечна жизнь. Не успели мы нарадоваться Пасхе, насладиться близостью воскресшего Христа, а Церковь (сразу же после Пятидесятницы) уже начинает счет недель, которые колеблются от тридцати трёх до тридцати шести. Задумайтесь! Всего 36 недель. Причём этот период вмещает в себя время поста Петра и Павла (колеблется от недели до почти месяца); Успенский пост (двухнедельный); Рождественский пост (сорокадневный) ; еженедельные среды и пятницы. И после этих недель вновь "неделя о мытаре и фарисее" и ... через две недели вновь Великий пост. Опять скорбь, теснота и томление духа. Будто и порадоваться некогда.
Но в том–то и секрет, что Церковь этими ограничениями напоминает, что жизнь наша сложна, а путь в Царство Небесное узок и тернист. И войти в него можно только скорбями, в кротости и смирении.
В продолжение всего года вновь и вновь мы возвращаемся к одной и той же добродетели, напоминая, что "Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать", что именно смирение является основной добродетелью христианства. Сам Христос призывает всех труждающихся и обременённых научиться от Него кротости и смирению сердца.
Полезно узнать и о мытарях, кто они были такие.
У римлян богатые и почётные мужи, обыкновенно римского дворянского сословия, за известную плату на точно определённое количество лет получали у римского правителя право на собирание податей в какой–либо провинции. Эти откупщики на таможенных заставах ставили своих чиновников, которые и взимали с населения пошлины для откупщиков. Эти подчинённые чиновники и называются в Новом Завете мытарями; они были или римлянами, или уроженцами данной страны. Положение и деятельность мытарей делали их людьми подозрительными и поэтому они упоминаются вместе с грешниками, блудницами и язычниками. По Талмуду еврей, поступивший на эту службу, считался отлучённым от общества израильского.
Мало кто из сборщиков налогов был особенно благочестив. Через сборы податей они, как правило, сами обогащались. Именно это и помешало мытарю поднять глаза к небу и помолиться. Разве не мог он, подобно фарисею, сказать в себе: "Боже! Благодарю Тебя, что я даю десятую часть из всего, что приобретаю". Но нужны ли Богу наши добродетели? И в чём эти добродетели должны выражаться ? Богу от нас нужно прежде всего осознание своего недостоинства: "сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит".
Преподобный Серафим Саровский в беседе с Н.А. Мотовиловым говорил: "Захотели бы вы, например, в церковь сходить, да либо церкви нет, либо служба отошла; захотели бы нищему подать, да нищего нет, либо нечего дать; захотели бы девство соблюсти, да сил нет этого исполнить по сложению вашему или по условиям вражеских козней, которыми вы по немощи человеческой противостоять не можете; захотели бы и другую какую–либо добродетель ради Христа сделать, да тоже сил нет, или случая сыскать не можно".
Не всегда, как видим, мы можем воплотить наши добродетели.
Мы часто спрашиваем себя о праведности. Какой она должна быть сегодня? Если первохристиане имели возможность кровью засвидетельствовать свою принадлежность ко Христу, мужи апостольские — подвигом проповеди слова Божия, то нам остаётся только терпение в скорби, несогласие со грехом в себе и чувство собственной вины.
В своём втором послании апостол Пётр, говоря о ветхозаветном Лоте, называет его праведным (2 Пет., II: 7). Но, читая Священное Писание о Лоте, по–человечески очень легко усомниться в его праведности. Сначала он делит земли со своим дядей Авраамом, и тот из милосердия уступает ему лучшие земли (Лот сам выбрал себе Содом)... А когда появилась необходимость вывести его из Содома, не успели Ангелы Господни сделать это: жена Лота,— часть его души, — скорбя об оставленном, склонилась к прежнему опыту жизни и погибла. Сам Лот в первую же ночь напился допьяна и спал со своей дочерью. Во вторую ночь также напился и спал с другой своей дочерью. Разве это похоже на праведность?
"Воду пияй никтоже обезумися, явися же Ное наг вином искушься: семена же злобы Лот отсюду раждает. Бегай о душе моя сих подражания, Христа поющи" (Триодь Постная, понедельник 2–й седмицы Великого поста, Слава, 8–го трипеснца).
Но именно эта мысль и является самой утешительной для нас. Разрешение этого вопроса разрешит для нас вопрос сегодняшней праведности. Мог ли Лот в Содоме быть до конца чистым? Не падал ли и он вместе со всеми? Думается, что падал, не мог не падать. Но, как уточняет апостол Пётр, "сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные" (2 Пет., II: 8), не соглашался в себе с пороками, мучился в желании измениться к лучшему.
Так же и мы. Вряд ли кто может сказать о себе, что ему под силу постоянно находиться на гребне добродетели, что он в подвигах своих постоянно может походить на первохристиан. Но желать этого, желать даже тогда, когда не можешь,— на сегодняшний день величайшая добродетель.
Нам проще всего осудить: осудить Лота за его пороки, фарисея за гордость, Иуду за предательство. А что же мы? Разве мы не похожи, например, на фарисея? Мы молимся, стараемся часть своего имения приносить в церковь, возможно, даже делимся последним. Но при этом считаем себя избранным народом Божиим, считаем, что все прочие — католики, мусульмане, протестанты — не спасутся. Клянём всех, кого не лень. Пеняем на то, что они якобы разрушают наше национальное самосознание. Во всем считаем себя непогрешимыми. И оставляем за собой право чуть ли не на мировое господство.
А знаем ли мы по–настоящему, в чём выражается сущность Православия? О чём мы должны, прежде всего, помнить? Кто есть Бог? Что мешает нам обрадованными уходить из храмов? Почему мы молимся каждодневно, а скорбеть, взирая на неустройства мира сего, не устаём? Об этом всем нам и старается напомнить Святая Церковь, подготавливая нас к Великому посту.
Причина отсутствия способности радоваться в том, что нам не хватает мытарева смирения. Не случайно Христос предложил нам притчу о мытаре и фарисее. Он как бы ставит нас перед выбором, как бы фиксирует, "ловит за руку" две души: гордую и смиренную. Оба они — и фарисей, и мытарь — вряд ли были благочестивы: один похвалялся богатством, другой скорбел по поводу способов достижения своего материального благополучия. Но один хвалился, а другой каялся. И нам не помешает спросить себя: с кем мы, в каком месте храма мы находимся? Вместе с фарисеем, гордо похваляясь своими добродетелями или своей принадлежностью к Православию, или вместе с мытарем, глубоко осознавая свое недостоинство?
Для нас, осознающих свою немощь и желающих примириться с Богом, приличнее смиряться по примеру преподобного Серафима Саровского, который тысячу дней зимой и летом, ночью и днём, стоял на коленях, бил себя в грудь и говорил подобно мытарю: "Боже! Милостив буди мне грешному!". Потому что Царство Небесное, к которому мы все так стремимся,— "внутри нас", а достичь его возможно только искренним смирением.
"Мытаря оправдал еси Христе воздохнувша, тому убо и аз подобяся, бию в перси, и зову Ти: очисти мя Едине Благоутробне и Щедрый" (Октоих, 1–й глас, вторник, 5–я песнь канона).
"Низведохся безумием, и падохся люте, и на земли лежу неисцельно боляй, воздвигни мя падших востание, и на камени спасительного покаяния утверди Христе, сердце мое" (Октоих, 1–й глас, вторник, 4–я песнь канона).
"Мытарь спасшеся, и блудница целомудрствоваше, и фарисей, хваляся, осуждашеся. Ов убо, очисти мя, ова же, помилуй мя, сей же величашеся вопия: Боже, благодарю Тя, и прочия безумныя глаголы" (Канон Андрея Критского, 9–я песнь).
"Превознесеся мыслию, якоже древний фарисей прегрешением, Христе: имже смиривый сего крестом, смирившася ныне ушедри мя" (Октоих, 3–й глас, понедельник, 6–я песнь канона).

Печатается по книге протоиерея Владимира Маничева
"Путь души".– Новосибирск, 2001.

| к началу статьи | к предыдущей статье | к следующей статье | на главную страницу |